Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Министр с шутками гробовщика. Кто привёз в Омск золото Российской Империи

Омские историки-архивисты Дмитрий Петин и Максим Стельмак не первый год исследуют биографии ярчайших деятелей периода Гражданской войны. Одна из фигур – Иван Адрианович Михайлов, занимавший пост министра финансов в белом Омске. Судьба его поразительна.

Как всё начиналось

Родился он на каторге в семье политических ссыльных, в дальнейшем с успехом окончил гимназию и юридический факультет Санкт-Петербургского университета и получил приглашение остаться на кафедре для подготовки к званию профессора. Работал управляющим делами Экономического совета во Временном правительстве.

Стал одним из лидеров антибольшевистских сил в Сибири; после свержения Советской власти возглавлял финансовое ведомство всех «омских» правительств: Временного Сибирского, Временного Всероссийского и колчаковского. Именно он помог адмиралу прийти к власти, в его руках оказались все финансы Сибири и весь золотой запас Российской империи.

С наступлением Красной армии Михайлов бежал на Восток. Избежал ареста. Обосновался в Харбине, был близок к русским фашистам. В 1945 году арестован СМЕРШем и депортирован в СССР вместе с атаманом Семёновым. В 1946 году расстрелян на Лубянке. В 1998 году частично реабилитирован. Почему не полностью – ему не простили связь с японцами.

Сын ссыльнокаторжных

Кем мог стать сын политкаторжан? Тем более идейных, что называется, пламенных борцов с царским режимом? Наверняка пойти по их стопам. Однако этого с Иваном Адриановичем Михайловым не случилось.

Его отец Адриан Фёдорович был членом тайного революционного кружка «Земля и воля»; помимо прочего, знаменита эта организация и тем, что осуществляла индивидуальный террор. Была предтечей «Народной воли». Адриан Михайлов участвовал в убийстве шефа жандармов Мезенцова, главы политической полиции Российской империи. Средь белого дня группка террористов во главе с будущим писателем Сергеем Степняком-Кравчинским умудрилась убить генерала. Михайлов был ответственен за транспорт. Он управлял пролёткой, на которой убийцы покинули место преступления.

Адриан Фёдорович был арестован, приговорён к смертной казни, но помилован. Получил 20 лет каторги, которую отбывал в тюрьме на реке Кара — притоке реки Шилка. Место стало печально известным из-за самоубийства политзаключенных. Несколько человек отравились в знак протеста против истязаний, в их числе был и Михайлов.

На Карийской каторге он познакомился с революционеркой?народоволкой Генриеттой Добрускиной. В партию «Народная воля» она попала, когда ещё была слушательницей Бестужевских курсов (одно из первых женских высших учебных заведений России). Так же, как и Михайлова, Добрускину приговорили к смертной казни, впоследствии заменённой каторгой.

Их сын Иван родился 12 декабря 1891 года в п. Усть-Кара Забайкальской области. Детство провёл в Чите. Гимназию окончил уже в Одессе.

Поступил на юридический факультет Санкт-Петербургского университета, после работал на кафедре политической экономики и статистики. Готовился получить профессорское звание, его авторству принадлежат исследования по финансам и экономике. В 1914 году на него обратила пристальное внимание жандармерия – Иван Адрианович попал под особый обзор.

Хотя это не мешало ему возглавлять Петроградское отделение экономического отдела Всероссийского земского союза. В 1916 году он женился на Софье Васильевне Лисенко. В 1917-м он был управляющим делами Экономического совета при Временном правительстве. В это время Михайлов сделал вид, что симпатизирует эсерам – так ему было выгоднее.

Омский период и расстрел

В Сибирь он приезжает в 1918 году. Его знания и явно выдающиеся организаторские способности были замечены — Михайлов становится министром финансов во Временном Сибирском, затем во Временном Всероссийском, а далее и в Российском правительстве А. В. Колчака. Ему нет и 27 лет, но он энергичен и деловит. И не забывает о преподавании – Иван Адрианович читал лекции на кафедре кооперации и финансовой политики Омского политехнического института.

Как пишут исследователи биографии Михайлова, в Омске он отдал предпочтение деятелям правого крыла. «21 сентября 1918 года он вместе с начальником омского гарнизона полковником Волковым принял решение об аресте политических деятелей демократического фланга антибольшевистского движения, среди которых были А. Ф. Новосёлов, В. М. Крутовский, М. Б. Шатилов, И. А. Якушев. Их вынудили подписать прошения об отставке и покинуть Омск.

Судя по всему, Новосёлов отказался подписывать прошение и был убит в Загородной роще «при попытке к бегству», – рассказывает кандидат исторических наук, ведущий архивист Центра изучения истории Гражданской войны Исторического архива Омской области Максим Стельмак. — Александр Ефремович Новосёлов кроме как государственным и политическим деятелем был ещё и писателем, этнографом, фольклористом, действительным членом Западно-Сибирского отдела Русского географического общества.

Михайлов стал одним из организаторов прихода к власти адмирала Колчака вместе с будущим председателем Совета Министров в Российском правительстве Виктором Пепеляевым. Переворот был совершён на деньги, которые давал Иван Адрианович.

Заговор зрел в элитном салоне Марии Александровны Гришиной-Алмазовой — жены одного из руководителей белого движения Алексея Гришина-Алмазова. К тому времени тот покинул Омск, Михайлов же ушёл от законной супруги к светской львице Гришиной-Алмазовой. Связь с этой женщиной продлится ещё долгие годы. Они уже после бегства из России поженятся, и у них родится сын.

Руководить финансами в правительстве Колчака у Михайлова не очень-то получалось: денежную реформу 1919 года он провалил. Ивана Адриановича сняли с министерских постов. Хотя он оставался членом Государственного экономического совещания, входил в Совет при Минфине и служил профессором в политехническом институте.

При приближении Красной армии он бежал сначала в Иркутск, затем в Харбин. В 1921-1924 годах работал на Китайско-восточной железной дороге. С 1930-х годов сотрудничал с японской военной миссией, в анкетах называл себя монархистом, был близок к Всероссийской фашистской партии. Когда советские войска вступили в 1945 году в Маньчжурию, Михайлова арестовал СМЕРШ. Его и ещё нескольких человек, в том числе атамана Семёнова, привезли в Москву. В 1946 году он был приговорён к высшей мере наказания – расстрелу.

Интриган с лицом херувимчика

«Целостного исследования биографии Ивана Адриановича Михайлова нет; учёных привлекает главным образом его деятельность в период Гражданской войны и эмиграции. Будучи в 1918-1919 гг. министром финансов всех «омских» правительств, он получил от соратников ряд говорящих прозвищ: Иван Интриганович, Ванька-Каин, Сибирский Макиавелли, Сибирский Борджиа, Интриган с лицом херувимчика, Ангел с лицом смерти, Штатский Наполеон.

Дать исчерпывающую характеристику политических взглядов и убеждений И. А. Михайлова не могли даже близкие ему люди», – рассказывает кандидат исторических наук, руководитель Центра изучения истории Гражданской войны Исторического архива Омской области Дмитрий Петин. – Более 30 антибольшевистских деятелей оставили свидетельства о Михайлове, разнящихся по степени достоверности и информативности, поэтому, мы акцентируем внимание на мемуарах лиц, знавших Ивана Адриановича близко или занимавших важный пост в белом Омске, а, следовательно, хорошо осведомленных об участии этого деятеля в общественно-политической жизни».

Исследователи начали с воспоминаний культуролога и историка Н. П. Анциферова, дальнего родственника жены Михайлова Софьи Васильевны. Николай Петрович знавал Ивана Адриановича ещё студентом. Михайлов обладал определёнными талантами, энергией и силой, правда, был крайне самоуверен и беспощаден в суждениях.

Министерский пост для честолюбивого Ивана Адриановича Михайлова стал вершиной карьеры, а безграничное доверие адмирала Колчака сделало его всесильным. Этого человека побаивались даже боевые генералы.

Про него много писал в своих воспоминаниях управляющий делами Совета министров колчаковского правительства Георгий Гинс. Михайлова он характеризует как самого энергичного члена правительства. «Он проявил себя сторонником умеренной демократической линии и всегда поддерживал решительные меры, направленные против левых течений революции, причём обнаруживал много смелости, находчивости и несомненную даровитость. Никто не умел так быстро овладевать предметом спора и так легко формулировать заключительные положения, как он», – писал Гинс.

По мнению управделами, Колчаку стоило больших нервов, чтобы подписать указ об отставке министра финансов Михайлова с поста. Хотя многие считали, что у того не было экономической программы, денежную реформу он провёл крайне плохо. Ставили в вину и то, что Иван Адрианович стал фигурой одиозной, с определённой негативной репутацией.

Барон А. П. Будберг – управляющий военным министерством в правительстве Колчака – в своём дневнике тоже вспоминает Михайлова. Генерал-лейтенанту не нравилось то влияние, которое имел Иван Адрианович. И Будберг весьма расстроился, когда узнал, что информация о расстреле атаманом Семёновым Ивана Адриановича, оказалась лишь слухом что весьма показательно.

«Будберг писал, что слышал мельком, как именно Михайлов вместе с соратниками смог убедить Колчака и сломил его сопротивление по части неприкосновенности золотого запаса, добившись перевода золота в ресурсы Госбанка», – рассказывает о мемуарах барона Максим Стельмак.

Обвиняет генерал-лейтенант Михайлова в разбазаривании финансов и тратах на роскошные подарки своей пассии – Марии Гришиной-Алмазовой.

Писал о министре финансов Пётр Васильевич Вологодский, возглавлявший правительство Белой России с конца июня 1918 года по 22 ноября 1919-го. Михайлов в его воспоминаниях был человеком острого ума, чрезвычайно живым и симпатичным. Правда, это очарование пройдёт после того, как станет понятна катастрофа с финансами.

Наверняка премьер-министра удивил и тот факт, что после отставки Михайлова его будут горячо благодарить за решимость выгнать главу финансового ведомства за интриганство.

Можно сказать, что именно по инициативе И. А. Михайлова был украден у членов бывшего Комуча и перевезён в Омск в октябре 1918 г. золотой запас бывшей Российской империи.

Ещё один член правительства Колчака вспомнит Ивана Адриановича в своих мемуарах в главе «Одиозные личности». Это министр снабжения Иван Иннокентьевич Серебренников. Он сомневался в профессиональных качествах главы Минфина.

Есть упоминания о Михайлове у кадета Льва Афанасьевича Кроля, который занимал пост министра (главноуправляющего) финансами во Временном областном правительстве Урала. В начале знакомства Иван Адрианович кажется ему жизнерадостным молодым человеком. Позже Михайлов уже предстаёт перед ним человеком, которому власть вскружила голову и он почувствовал себя всесильным.

О быте министра финансов писал в своём дневнике Иосиф Сергеевич Ильин – кадровый военный, полковник, участник Первой мировой и Гражданской войн. Наверняка тому было чему опасаться, и потому Михайлов жил на конспиративных квартирах. О встречах с ним нужно было договариваться заранее. Ильину Иван Адрианович жаловался, что его считают чуть ли не убийцей Новосёлова, чехи ненавидят, против него выступают и русские из правительства Директории.

«Мемуарист считал главу минфина очаровательным в разговоре, называл его «шармер», упоминал его ясные и чистые глаза, а также милую наивную улыбку», – отмечает Дмитрий Петин тот факт, что наружность Михайлова была обманчива и прозвище «Интриган с лицом херувимчика» тот заслужил не зря. – В записи от 18 декабря 1918 года Ильин переживает за Колчака, который окружен довольно сомнительными личностями: «Сукины, Гинсы, Михайловы – все главным образом заняты собой, своими делами и своими рецептами спасения. Ни у кого нет главного: жертвенности и чувства долга».

Впрочем, в отношении «омского» правительства полковник выражает скепсис, поскольку во власти нет ни одного государственного человека, «но зато есть такие интриганы и совершенно безнравственные люди, как Иван Михайлов».

Начальник французской военной миссии при Российском правительстве Колчака генерал Морис Жанен в своём дневнике рассказывает о встрече с министром финансов на выставке золотого запаса Российской империи, что хранился в Омске. «Со слов Жанена, она имела зловещий вид, что не мешало Михайлову, названному «канальей-министром», шутить как гробовщику на похоронах, – говорит Максим Стельмак. – Жанен считал, что на Российское правительство адмирала Колчака оказывает негативное влияние группа министров во главе с Михайловым, Гинсом, Тельбергом, которая служит ширмой для спекулянтов и синдиката, вместе с тем замешана и в хищениях в государственном банке».

Министр финансов обладал незаурядными коммуникативными способностями – весьма нужными умениями и навыками общения с людьми, от которых зависела его успешность. Среди них был и начальник Осведверха, или Осведомительного управления при штабе Верховного Главнокомандующего генерал-майор Георгий Клерже. Это ведомство занималось агитационно-пропагандистской работой. В воспоминаниях Клерже указывает на дружбу Михайлова и Оссендовского из его ведомства, благодаря чему все проекты Осведверха получали деньги незамедлительно. Денежная реформа Михайлова была поддержана фантастической пропагандистской кампанией.

Добавим, что Антон Оссендовский отметился в истории с фальшивыми документами о связи Ленина и Германского правительства, у исследователей они получили название «документы Сиссона».

В. Н. Пепеляев примерно в конце ноября 1919 г. отмечал, что деятельность Михайлова: «погубившего российский рубль… должна быть гласно выявлена перед лицом народной совести». Также он добавил, что бывшего министра следует отдать под следствие.

По этой ссылке можно прочитать текст статьи

Стельмак М. М., Петин Д. И. «Он насытил свое честолюбие при Колчаке»: министр финансов И. А. Михайлов в оценках современников // Исторический вестник. 2022. Т. 42. С. 36?61.

Вместе с Михайловым мемуаристы вспоминают Ивана Ивановича Сукина, управляющего министерством иностранных дел Колчаковского правительства. Критикуют и его в своих воспоминаниях. Тот говорит о почитании министром финансов военных.

«Сукин отмечал, что в Омске злые языки говорили, как заносчивый и резкий министр тает перед военным эполетами. При этом не подлежит сомнению поиск Михайловым близости с военными кругами. Они увенчались успехом, он стал опираться на круги белой армии в Сибири, приобрел вес и влияние, что сделало его опасным врагом для политических оппонентов», — считает Максим Стельмак.

«Ивану Сукину кажется, что в силу своей энергии и активности Михайлов должен был стать главой МВД. Именно на этом посту удалось бы применить многообразные способности. Михайлов и сам не отрицал, что он смог бы тогда сделать карьеру по линии спецслужб», ? подвёл итог Дмитрий Петин.

В той динамичной обстановке это было характерно для многих коллег Михайлова: его, как и других «омских» министров, управленцами сделала, скорее, стихия политических событий, а не профессиональные качества.

Оцените материал