Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Омская судья Еленская заранее решила отдать ребенка «картофельному» бизнесмену Кнышу?

В редакции БК55 есть аудио судебного заседания, которое «просится» в Квалификационную коллегию судей.

БК55 уже сообщал, что в Первомайском райсуде Омска рассматривается иск местного бизнесмена Олега Кныша к бывшей жене Ирине Воронковой об определении места жительства их 10-летнего сына. Вдобавок Кныш, заработавший состояние на выращивании картошки, требует алименты.

Напомним: 4 апреля он без предупреждения увез сына от Ирины и перестал выходить на связь. А потом обвинил ее нового мужа Бориса в конфликте с ребенком и вчинил иск — вот подробности:

  • Известный в Омске бизнесмен отнял у бывшей жены 10-летнего сына
  • Илья Гернет: «Дети не должны участвовать в войнах родителей»

Когда Ирина попыталась увидеться с сыном, ее жестоко избил брат и деловой партер Олега Кныша Алексей.

Молодая женщина обратилась в полицию, однако в возбуждении уголовного дела ей отказали — эксперт Бюро СМЭ Омской области Олег Манапов сделал вывод, что вреда здоровью будто бы нет. Это несмотря на то, что на больничном Ирина провела 21 день. Лишь после обращения в прокуратуру следователю вернули материалы проверки, но возбуждено ли уголовное дело — до сих пор неизвестно.

Алексей Кныш тащит Ирину за батут, где будет избивать (видео в конце заметки)

Судья Еленская: «Вы не сможете это сделать (увидеть сына), поверьте»

Совершенно невероятные вещи происходят и в Первомайском райсуде Омска.

Ирина и Борис Воронковы передали БК55 аудиозапись судебного заседания. Представляем расшифровку небольшой части аудио нашим читателям.

В начале судебного заседания истец Олег Кныш подробно перечисляет претензии к бывшей жене и ее нынешнему мужу, чувствуя себя довольно вольготно.

— Я ей предлагал: «Ира, давай начнем все с чистого листа, «п-а доброму», — с блатным говорком вещает истец.

И — «п-а доброму» подробно вспоминает «грехи» бывшей жены: долго жалуется на то, что «не так организовала» порядок общения (напомним — Олег мог увидеться с сыном в любое время) и что 9-летний сынишка вышел из подъезда и один дошел до его машины (Ирина должна была привести его за руку). И даже, что однажды выставила в подъезд собаку:

— У них три собаки. Уже одну продали, ребенок все это видит… Там просто люди очень жестокие, души нет абсолютно никакой…

Подробный рассказ о собаках судья Еленская слушает, затаив дыхание. Но едва вопросы начинает задавать представитель мамы ребенка Дмитрий Степанов, ее поведение меняется.

— Ограничьтесь по существу, — предупреждает судья, когда адвокат еще и рта не открыл.

— Если вас не устраивал порядок общения с ребенком, почему вы не обратились в суд ранее? — спрашивает Степанов истца.

— Мне батюшка сказал не обращаться, — отвечает Олег Кныш, в итоге преступивший совет своего духовного наставника.

— Какое это имеет отношение к спору? — вмешивается судья Еленская.

— Суд очень долго выслушивал истца… — пытается вставить слово Степанов.

— Это его право! — Грубо перебивает судья. — Обращаться в суд или нет. Какое это отношение к спору имеет?

— Я хочу выяснить, что истец ранее не реализовал свое право на решение этого вопроса в суде.

— Это его право! — почти кричит Еленская. — Я не вправе ограничивать! Какое это отношение к спору имеет?

(Получается, судья вправе ограничить сторону мамы, но не вправе ограничивать истца — хотя суд должен быть объективным и беспристрастным — авт.).

— Я хочу выяснить, он же не реализовал свое право… — упорствует Степанов.

— Это его право! — Снова кричит судья. — Мы не вправе ограничивать! Ставить тут условия!

— Он также говорит, что мать не давала видеться отцу с сыном…

Снова окрик судьи:

— Давайте по существу — обижала-не обижала мама ребенка!

(Что мы видим? Судья Еленская, которая обязана рассматривать дело объективно, переводит обсуждение с поведения отца на поведение мамы ребенка.).

— Уважаемый суд, дело в том, что я задаю вопрос по существу, потому что…

— Следующий вопрос! — кричит судья.

— У вас имеются доказательства того, что мать причиняла сыну какие-либо телесные повреждения, что была угроза жизни, здоровью? — спрашивает Кныша Степанов.

  Во время пандемии в Омской области резко сократилось число абортов

— Какое это имеет отношение к делу, когда это не выясняется, он об этом не говорил? — снова «встает грудью» на защиту истца судья Еленская.

(Когда Олег Кныш под протокол жаловался, что в новой семье Ирины ребенок якобы подвергался физическому наказанию — судья его не перебивала. Получается, доводы в пользу мамы Еленская услышать и внести в протокол не желает?)

Есть там очень неприятный кусок в протоколе — два взрослых мужика, Кныш-старший и его представитель Цветков (лишенный статуса судьи по делу о взятке) убеждают суд, будто ребенок не захочет общаться с мамой.

Ирина просит судью Еленскую разрешить ей хотя бы встречу с сыном в кафе, в присутствии отца. Судья Еленская отвечает:

— Вы не сможете этого сделать, поверьте.

Адвокат Степанов спрашивает:

— Почему?

И тут судья Еленская пытается убедить Ирину в необходимости мирового соглашения, по которому сын будет проживать с отцом, а сама она получит возможность позвонить ребенку «возможно, через неделю или месяц».

Еще через некоторое время Еленская говорит:

— Ирина Сергеевна, вы после определения, то есть после этого решения опять придете с иском об определении порядка общения с ребенком. Потому что вы его не увидите за этот период времени.

(Суд еще не окончен, а решение уже озвучено? — авт.).

Ирина снова просит:

— Можно, посижу с ребёнком, просто за соседним столом?

Олег Кныш отвечает:

— Нет.

Ему вторит судья:

— Да ребенок, может, не пойдет к вам.

На возражение Ирины, что после опроса в суде сын с радостью залез к ней на руки, но уже через пару минут его буквально стащили с мамы и увели, Еленская не реагирует.

— Судья Еленская пыталась убедить меня в необходимости отказаться от встречного иска и заключить мировое соглашение в пользу отца ребенка, а я получу возможность ему позвонить, «обнять раз в неделю», — возмущена Ирина.

По мнению БК55, поведение Еленской и впрямь не похоже на отправление правосудия. А аудио с судебных заседаний можно направить в Квалификационную коллегию судей.

Детектив: «Здоровый мужчина упал на мальчика, чтобы не пустить его к маме»

А что происходит за пределами зала суда?

Об этом БК55 рассказал частный детектив Намиг Аббасов, к которому супруги Воронковы обратились, когда Олег Кныш в апреле увез ребенка и оба перестали выходить на связь.

— Я считаю, что по заявлениям Ирины в полицию работа «тормозится», необходимые действия не проводятся, — говорит детектив. — По заявлению Олега Кныша о том, что Борис якобы ударил ребенка, московской полицией проведена проверка, обвинение не подтвердилось. А сам я просмотрел видео с камеры дома Воронковых в Москве за полгода (четыре полных рабочих дня понадобилось). За все это время видел только улыбки ребенка — как Ирина и Борис дарили ему подарки, вместе или по очереди отвозили в обычную и спортивную школы, ходили за продуктами.

По словам детектива, на пленке нет ни одного дня, когда мальчик находился в печали и переживаниях. Зимой он каждый день играет со своим отчимом Борисом во дворе в снежки. При этом страха перед отчимом не испытывает — кидается в него снежками, доволен.

— То есть идет обычная семейная жизнь, нормальная, довольно счастливая. — продолжает Аббасов. — Особое внимание я обратил на видео того дня, когда Борис якобы наказал мальчика. Днем ребенок с отчимом играли во дворе, подтягивались на перекладине на лестничной площадке. Ни синяков, ни обострения отношений не заметно. То же самое — на следующий день.

И совсем другой вид у мальчика в Омске, где он с 7 апреля по 1 мая вообще не выходил из дома бабушки. Когда же появился во дворе, то без своей обычной детской улыбки, вид потерянный — будто в состоянии сильного стресса…

Ранее Намиг Аббасов был оперативным сотрудником, ему приходилось находить убегавших из дома детей.

— Сын Ирины и Олега сейчас в похожем состоянии, я бы рекомендовал изъять его из семьи отца — срочно!

  Александр Бурков провёл заседание комиссии по координации противодействия коррупции

Детектив считает, что полиция и органы опеки не провели должную проверку по заявлению Ирины о том, что Олег несколько раз ударил сына в по ребрам со словами «Ты че, совсем оборзел?», когда они вместе были в бассейне. Кнышу-старшему тогда не понравилось поведение ребенка. Мальчик жаловался на это 4 апреля — перед тем, как отец его увез.

— В заявлении говорится, что ребенок вспомнил — отец очень больно ударил его по ребрам. После такой жалобы мамы мальчика должны были опросить психолог и инспектор по делам несовершеннолетних (ПДН) — без присутствия родственников. Только так можно получить объективный результат, — говорит Аббасов. — Но что сделали в Омске? Сначала инспектор ПДН опросила мальчика в присутствии бабушки, матери Олега Кныша (заинтересованного лица!). А затем отец отвез его на судмедэкспертизу на предмет побоев.

При этом инспектор ПНД в направлении почему-то написал, что побои ребенку нанес 25 марта, в день своего рождения, отчим. О побоях ребенка отцом по заявлению матери инспектор ПДН даже не упоминает! (Есть аудиозапись разговора.) Результатам такого опроса нельзя доверять! Ребенок находился под психологическим давлением бабушки и отца, мог бояться физического наказания.

Не получило должной оценки правоохранительных органов и суда происшествие на батуте, считает детектив. Поначалу Аббасов наблюдал происходящее со стороны, фиксируя на видео.

— Ирина просто подошла к сыну вручить подарок, когда к ним подскочил брат Олега Алексей Кныш, вклинился между мамой и мальчиком. Тут же подбежал человек с наручниками и упал на мальчика на батуте, чтобы он не вырвался к маме.

А сын хотел с мамой поговорить! По закону, мужчина с наручниками обязан был отпустить ребенка к маме. Он не имеет на него никаких прав. Но он поволок мальчика в неизвестном направлении. Ребенок кричал: «Отпустите меня!». Ему было страшно! Тут я, конечно, подошел — попросил отпустить мальчика и представиться, но без толку, — вспоминает детектив.

По его данным, полицией, отделом ПДН личность мужчины с наручниками, возможно, так и не установлена и его деянию не дано правовой оценки.

Очень важный момент: по данным детектива, ребенок находится не с отцом, а с бабушкой — которая вообще не имеет права забирать его у матери.

— Теперь по самой Ирине, продолжает детектив. — Есть видео ее избиения, сняты побои, отнят ребенок и посторонние люди препятствуют его общению с мамой. Но мы не знаем о ходе дела в полиции, а суд полностью игнорирует эти важные факты!

Объективный, беспристрастный судья мог бы запросить в полиции материалы о том, при каких обстоятельствах отец увез ребенка и выяснить, почему он мешает его встречам с мамой. Если суд учтет все, что произошло на батуте (повторяю, есть полная видеозапись), ни о какой передаче ребенка отцу и речи быть не может! Это мое мнение специалиста.

На Ирину нападает незнакомая ей женщина — как выяснилось, это Светлана Грибанова из компании братьев Кнышей

(видео в конце заметки)

А еще, обратил внимание Намиг Аббасов, судья Еленская, похоже, не учитывает то, что в Москве у мальчика было полноценное обучение в общеобразовательной и спортивной школах, друзья, а встречам с отцом никто не препятствовал.

— Сейчас ребенок почти «под домашним арестом», — говорит детектив. — Я готов выступить в суде, все рассказать. Но судья меня свидетелем не приглашает!

Детектив согласен с Ириной Воронковой в том, что доверять Еленской сложно. Ведь на стороне истца в деле участвует работавший ранее в Первомайском райсуде Цветков.

Следующее судебное заседание по делу назначено на 2 сентября.

Мужчина с наручниками размахивает сыном Ирины, разгоняя толпу

Омская бизнесменша Светлана Грибанова (@svetlana_gribanova_82) неожиданно нападает на Ирину Воронкову ———————————————————————————-

Разборки на детской площадке

Достается Ирине Воронковой

Алексей Кныш тащит Ирину за батут, где будет зверски избивать

Алексей Кныш в ярости — перед ним Ирина, которая может претендовать на часть «картофельного» бизнеса

Наташа Вагнер