Будет плохо: Путин видит тайную игру Токаева

1,3K views

Прошедший визит Путина в Казахстан и встреча его с президентом Токаевым были наполнены не только официальными мероприятиями, но и закулисным общением. Таким, которое иногда определяет судьбы целых регионов. Можно рискнуть предположить, что визит Путина относится именно к таким.

На таких встречах важен не только официальный фон, но и то, что мы назвали бы неофициальными сигналами: то, как выглядят, участвующие в них деятели, как и что они говорят, как они себя держат.

К тому же мы имеем дело в значительной степени всё-таки ещё и с Востоком – пусть и со своим родным, знакомым за долгие годы совместного проживания, но тем не менее всё с тем же своеобразным и специфическим Востоком. И именно это неофициальное общение во время любого визита, пожалуй, даже более важно.

Встреча Путина и Токаева не разочаровала в этом смысле, предоставив большую пищу для толкований и размышлений.

Сам статус визита говорит о многом: он официальный рабочий. По дипломатической иерархии высшим считается государственный визит, официальный не окружён помпезностью и ритуальными мероприятиями, но в то же время выше обычного рабочего визита. Это сигнал: хотя вроде бы обсуждаются рабочие вопросы, но на самом деле речь идёт о более важных делах, чем можно было бы предположить.

Когда лица важнее слов

Очень любопытным было начало встречи, проходившее в официальной резиденции главы казахстанского государства. На ней, согласно протоколу, Путину были представлены руководители страны – ключевые чиновники. И вот что можно было заметить: Путин здоровался с ними и слушал короткие сопровождающие представления со стороны президента Токаева, и было видно, что президент России уже знает, кто стоит перед ним. То есть он не просто здоровался с людьми, которых ему представляли, а уже имел представление, что это за люди, какие посты они занимают и целый ряд других моментов. Он видел перед собой не просто рядовых персонажей или незнакомых людей, которых ему представляют. Он уже знал этих людей – их позиции и взгляды.

Если это верно, то это подтверждает присущую Путину черту готовиться к встречам вплоть до мельчайших деталей, которые для него чрезвычайно важны. Перед нами было подтверждение того, что это был не просто дежурный рабочий визит.

В отношении президента Токаева уже сложилось определенное мнение со стороны российской общественности как о человеке, которого в какой-то степени можно назвать образцом азиатского политика. Начиная с его внешнего вида — он всегда невозмутим, на его лице невозможно прочитать никаких эмоций. В то же время он никогда не сдерживает себя в высказываниях, когда ему задают вопросы. В этом есть не только определённый вызов с его стороны как политика, но также в значительной степени и ощущение того, что он первое лицо и поэтому может позволить себе так себя вести. И потому особо примечательными были эмоции, которые явно у него прорывались во время визита. Это подтверждает особый характер происходившего.

Наблюдатели не раз с юмором отмечали, что сложность имени казахского президента часто заставляет его собеседников обращаться к нему просто «господин Токаев» или «президент Токаев». Но президент России называл его не просто по имени, а по имени-отчеству – Касым-Жомарт Кемелевич – запнувшись лишь один раз – в начале встречи в узком кругу.

Даже открытая её часть была весьма любопытна. С обеих сторон прозвучали достаточно дежурные фразы о развитии сотрудничества, но самым важным было другое.

Выступления во время самой встречи в узком кругу и в расширенном составе были, конечно же, в значительной степени дежурными, но было заметно, что президент Токаев сбросил свою маску восточного сфинкса и явно в некоторых случаях волнуется. Когда звучали слова о том, что наши страны имеют громадный опыт совместного сотрудничества, о том, что мы являемся соседями и стратегическими партнёрами, достаточно успешно развиваемся, в некоторых случаях он сбивался и использовал лежащий перед ним текст, просто зачитывая из него целые куски.

В итоге создалось впечатление, что он взволнован и путается, так как его мысли заняты чем-то другим. Но ещё интереснее было наблюдать за лицом Путина в этот момент. Кажется, он с явной иронией воспринимает то, что слышит, но внешне оба лидера были подчёркнуто уважительны по отношению друг к другу.

На заключительной пресс-конференции внимание привлекли два момента. Один из них немного забавный, когда на словах президента Путина о том, что стороны готовы идти навстречу друг другу по вопросам сотрудничества, выключился микрофон, заработавший лишь через несколько секунд. Шутка президента была многозначительной для тех, кто следит за всей ситуацией в этом регионе.

А вот второй момент был ещё более знаменательным. Когда началось выступление президента Токаева, внезапно включился закадровый перевод, причём перевод на русский, хотя сам президент Казахстана говорил именно на нём. Думается, разгадка следующая. Предполагалось, что казахский лидер будет выступать на госязыке, и для этого и включился переводчик. Но внезапно Токаев отбросил эти условности и заговорил на языке, удобном и понятном всем.

Признаться, это вызвало удивление. Кажется, это было ещё одно подтверждение, что за кулисами этого визита происходило много интересного. Причём настолько, что многие вещи, задуманные принимающей стороной, были отброшены ею самой.

Планы и реальность газотранспортного консорциума

На этом фоне официальная часть визита выглядела намного более стандартной: были озвучены традиционные дежурные фразы о сотрудничестве и партнёрстве двух стран, объявлено о целом ряде шагов по их расширению. Под это была организована встреча в городе Костанае, на которой представители пограничных областей России и Казахстана обсуждали вопросы сотрудничества. Это свидетельствует о желании сторон наладить работу в этом вопросе, ведь, как показывает опыт, именно такой формат является одним из наиболее перспективных для стран-соседей.

Остальные заявления, которые звучали на встрече, и соглашения, которые были подписаны, позволили увидеть, чем закончился собственно спор о создании газотранспортного консорциума. Он фактически уже есть. Прежде всего в газотранспортной сфере. Теперь препятствия для доставки газа, прежде всего в Узбекистан, а также в другие регионы Азии не существует. Да, собственно, как оказалось, и самому Казахстану это также в значительной степени необходимо.

Сотрудничество в сфере торговли зерном и по продовольствию – эти вопросы уже стали обязательными моментами в международном сотрудничестве с Россией других стран. Особо выделить можно только, пожалуй, гуманитарную сферу, к которой привлечено достаточно много внимания. Речь идёт о развитии русского языка.

Президент Путин сделал комплимент в сторону Токаева, напомнив, что межгосударственный фонд по его продвижению и развитию был создан по инициативе казахского руководителя. В рамках традиционно уже работающих Шанхайской организации сотрудничества и Евразийского экономического союза собираются развивать дальнейшие проекты. Кстати, нужно заметить, что из внимания публики как-то совершенно ускользнул тот факт, что эти организации не являются мертворожденными. Они активно работают и развиваются, а с учётом того, что в их работе активно участвуют Китай и Индия, перспективы выглядят весьма впечатляющими, пусть даже и динамика сейчас не столь высокая.

Вообще, создаётся впечатление, что к их работе даже стараются особо не привлекать внимание. Чье именно, понятно – Запада. И это подводит к следующей теме, являвшейся фоном этой встречи.

Предупредить беду

Визиту в Казахстан предшествовали несколько событий, из которых наибольшее внимание привлекла информация об открытии в Казахстане американского центра военного сотрудничества, которому даны различные названия. На его появление с изумлением отреагировали не только в России, но и в окружающих Казахстан соседних странах.

Дело в том, что именно такие центры, как известно, становятся началом более серьёзного проникновения американских силовых структур и их союзников в других страны. К сожалению, алгоритм дальнейших действий известен, все идёт как по накатанной.

Казахская сторона среагировала на это нервно: последовало объяснение, что речь идёт всего лишь о конференц-зале, который был открыт, но все дело в том, что, по сути, это и есть та самая первая точка начала сотрудничества. Кроме этого, многие вспомнили и о том, что влияние западных компаний к экономике Казахстана было велико, но помимо этого достаточно много проектов в гуманитарной сфере.

Все это накладывается на специфическую ситуацию, связанную с казахским национализмом, весьма резким, во многом, может быть, даже и грубым, но который от этого воспринимается ещё более болезненно. В частности, речь идёт о заявлениях высокопоставленных казахских чиновников о роли казахского языка, а также о том, каким им видится развитие дальнейшей системы образования, а также шаги в сфере практического применения. Те, кто знаком с этим регионом, и Казахстаном в частности, особо не были удивлены, потому что эта ситуация является вялотекущей на протяжении уже очень длительного времени. Корни её уходят ещё в советские времена, но сейчас все буквально сошлось один к одному, и в целом ситуация стала выглядеть крайне неприятной.

Создалось впечатление, что Казахстан готовится к некому разрыву отношений с Россией. Конечно, это была лишь видимая картина, более детальный анализ показывает, что казахское руководство, прежде всего президент Токаев, хочет использовать игру в баланс между странами. Находясь в центре Средней Азии, будучи ключевой державой для России и Китая, он пытается заигрывать с европейским фактором, а также с турецком, а то и американским.

Визит целого ряда высокопоставленных европейских чиновников, конечно же, не остался незамеченным, смысл этого понятен — желание продемонстрировать свою независимость, чтобы больше было оказано внимания и уважения.

Но все дело в том, что эти игры России уже давным-давно и хорошо известны. Собственно, катастрофа, произошедшая с Украиной, является ярчайшим подтверждением этого. Всё в этой стране – Украине – происходило точно по такой же схеме: желание балансировать между силами, заигрывать с западными партнёрами, давать им возможность усиливать своё влияние, поддерживать экономические связи с Россией и произносить дежурные фразы о дружбе и сотрудничестве. Но в определённый момент влияние западных стран достигло такого уровня, который позволил им не просто оказывать влияние на политику Украины, но и перейти к прямому управлению ею путём смещения элит.

Так вот, какими бы хитроумными ни были планы казахского руководства, игры с Западом всегда заканчиваются именно этим, а собственно географическое положение Казахстана говорит само за себя. Сотрудничество с ним, с экономической точки зрения, может быть, и интересно Западу, но намного более важен другой момент, который можно озвучить как старый принцип: «Неважно, нужно нам это или нет. Главное, чтобы это не было у наших противников».

Так как Китай и Россия воспринимаются Западом как противники, то, естественно, отношение к Казахстану именно такое, как к инструменту, а разжечь огонь в этом регионе означает создать последствия, как им кажется, серьёзные угрозы для России на юге, а также прервать сотрудничество и возможности транспортного сообщения с Китаем. Понятно, что такая гипотетическая угроза, если бы она была реализована, потребовала бы отдельных ресурсов и внимания со стороны и России, и Китая. И поэтому очень важно было бы не допустить этого. Тем более, что игры бывают разными, и у руководителей малых стран всегда есть желание использовать своё положение для того, чтобы добиться выгоды. Это понятно, но после определённой границы все заканчивается весьма и весьма печально.

Однако считать состоявшийся визит президента Путина только реакцией на западную активность было бы ошибкой. Собственно, вся вот эта неофициальная часть потому и важна, что она показывает, что акценты в этом мероприятии были совершенно иными. Здесь необходимо упомянуть, что у Владимира Путина выработался определённый стиль по отношению к тем, кто является для него партнёрами России. Это желание развивать сотрудничество на взаимовыгодной основе. Это действительно так, это не громкие и пустые слова, которые уже выглядят привычными. Если рассматривать ситуацию со всеми странами с этой точки зрения, то мы обнаружим, что действительно соглашения, которые заключаются с соседями, оказываются выгодны для каждого из участников.

Но есть ещё один важный момент. Когда в этих странах начинают происходить события, которые мы назвали бы враждебными по отношению к России, в Москве предпринимаются различные шаги, чтобы предотвратить подобное развитие событий.

У России есть как печальный опыт, связанный с Украиной, так и вполне позитивный. Белоруссия, конечно же, является ещё наиболее ярким примером позитивного и непростого развития отношений, а также страны Азии. Россия реально не вмешивается во внутренние дела этих стран до того момента, пока не происходит нечто экстремальное, здесь во многом элиты предоставлены сами себе. У них есть свобода, что они хотят предпринять, каким образом они хотят поступить.

Но нужно помнить следующее. Президент Путин часто предпринимает шаги, которые по шахматной аналогии называют «вилкой»: каждый его шаг имеет несколько вариантов развития.

И очень важно понять, что это выбор, который предоставляется той стороне-партнёру. Какой выбор эта сторона сделает, такой и будет её судьба.

Можно предположить, что официальный визит президента Путина, конечно же, подразумевал под собой рассмотрение достаточно тонких и чувствительных вопросов в отношениях между Россией и Казахстаном, в том числе и по поводу возникших моментов недопонимания. То, что у нас нет никакой информации о том, каковы были закулисные переговоры руководителей, собственно, поэтому они являются закулисными, что стороны хранят конфиденциальность, но главным, пожалуй, было вот именно та неофициальная часть, которую мы увидели и которая показывает о том, что вопросы обсуждались откровенно.

Собственно, об этом даже несколько раз было сказано самими руководителями. Вероятно, предложены свои варианты решения возникающих проблем. Тем самым Казахстан оказался в определённой точке выбора и в зависимости от того, какой выбор он, его лидер, его руководство и элиты сделают, он и определит будущее этой страны и собственно будущее российско-казахских отношений. Думается, что мудрость, которая присущая Востоку, а также эмоциональность, которая часто приводит к интуитивно правильным решениям, в данном случае сыграют свою роль и наши страны смогут продолжить не только развитие, но и работу по созданию новой картины мира, которая будет выгодна для всех её участников.

Будущее создаётся на наших глазах. Каким оно будет, какой выбор сделают наши лидеры, такой и будет наша жизнь.