Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Кладбище-сторожил. Как и почему умирают деревни Омской области?

В этом году Омская область отмечает свой двухвековой юбилей. Сколько городов и сельских поселений образовано на сибирской земле, сколько некогда процветающих мест заросло крапивой и борщевиком?

Когда-то в каждой деревушке кипела жизнь. Сейчас сельчане стараются не заглядывать в недалёкое будущее, задвигая пугающие мысли о вымирании родного места на задворки сознания.

Теперь памятник истории

Для того чтобы увидеть, как угасает жизнь, не обязательно тратить деньги на экзотические туры в далёкие страны — достаточно выехать из любого крупного российского города на несколько сотен километров. Картина будет примерно одинаковая: асфальт сменяется выбоинами и кочками на грунтовой дороге, благоустроенные дворы уступают место покосившимся заборам и гнилым избушкам, утонувшим в дикой растительности. Да и зачем в таких местах что-то облагораживать — жизнь всё равно утекает.

Так случилось с некогда процветающей татарской деревней Айткулово, входившей в состав Заливинского сельского поселения. Сейчас это место считается комплексом памятников археологии Тарского района. На старом кладбище установлено мраморное надгробие, на котором арабской вязью нанесено какое-то послание. Удалось расшифровать одну цифру — 1891 год.

В послевоенные годы в Айткулово была средняя школа, большая ферма и завод по производству масла. По словам тех, кто покинул деревню в числе последних, раньше в каждой семье было личное подсобное хозяйство. Была ещё пилорама, которая обеспечивала работой местных жителей.

Деревня, как и во многих подобных случаях, начала умирать после закрытия школы. Учителя уехали в Тару и Казань, а за ними разбрелась молодёжь. Согласно переписи населения 2002 года, к тому времени в деревне проживали всего 12 человек. 1 ноября 2008 года судьба Айткулово была решена одним росчерком пера — деревню упразднили. В том же году из Тарского района исключили посёлок Туй, деревни Юрьевку, Дубовку, Калачёвку, Усюльган, Усть-Уй и Калашниково. Из реестра населённых пунктов пропали несколько деревень в Большереченском, Исилькульском, Крутинском и Тевризском районах. К сожалению, список исчезнувших с карт региона поселений продолжает пополняться.

Без перспективы?

Проблема исчезающих деревень — бич не только нашего времени. В книгах советских писателей причины опустения посёлков были разные: пьянство, обезземеливание сельчан, безалаберное отношение к хозяйству.

В начале XX века в деревнях проживала большая часть населения России. Последующая урбанизация сказалось на процентном соотношении населения. По прогнозу демографов ООН, к 2050 году 2/3 жителей всей планеты будут проживать в городах. Этот процесс не обойдёт и Омскую область.

Однако в Омской области из года в год уменьшается численность не только сельского, но и городского населения. По данным Омскстата, с 2012 по 2022 год численность жителей деревень и посёлков сократилась с 560,4 до 506,6 тыс. человек. А если учесть, что с каждым годом в деревнях становится всё меньше и меньше молодёжи, судьба омских деревень не может не вызывать тревоги.

Своим мнением, почему молодёжь не едет на село, поделился руководитель Центра молодёжных инициатив ОмГАУ и омского регионального отделения волонтёров-экологов «Делай!» Самат Муканов:

«Думаю, это связано с тем, что у нашей сельской молодёжи заложен стереотип — в поисках лучшей жизни, карьерного роста и высокой зарплаты нужно уезжать из села. Я не думаю, что это связано с тем, что настолько уж плохо жить в омском селе — есть аграрные регионы, где хуже живут. Причиной оттока молодёжи из села становится не только расхожее мнение о необходимости уехать, чтобы добиться карьерного роста, но и слабо развитые инфраструктура, программы поддержки молодых специалистов и семей. Все мы видим, что регион вкладывает в село, но для масштабных изменений нужны серьёзные ресурсы, системные и комплексные проекты. Это достаточно долгий процесс, сразу всё изменить не получится, но я уверен, что в ближайшем будущем омское село станет местом притяжения для молодых людей».

Тление жизни

Одна из главных проблем современной деревни — недостаток финансирования. По словам младшего научного сотрудника Российского научно-исследовательского института культурного и природного наследия им. Д. С. Лихачёва Ивана Межевикина, властям нет дела до деревень.

«В советское время тратились огромные деньги на развитие сельской инфраструктуры. В некоторых деревнях аэропорты были, не говоря уж о больницах, школах, спортшколах и клубах. Везде было производство. Люди привыкли к тому, что у них есть работа, — поделился учёный. — В 1990-е мало кто приспособился к изменившимся экономическим условиям. Единицы совхозов были преобразованы в акционерные общества; значительную часть имущества просто разворовали. Люди потеряли работу, начались процессы оттока населения в райцентры, а после — в города».

В 2019 году в Большеуковском районе начался процесс ликвидации Листвяжинского сельского поселения. Деревню Листвяги и Большие Уки соединяла грунтовая дорога, которая в межсезонье становилась непроходимой. По официальным данным, в деревне оставалось чуть более 40 жителей, в соседней Чебачихе проживало в четыре раза меньше — 11 человек. Люди выживали за счёт хозяйств — держали скот.

В 2015 году в Листвяги перестал ходить автобус из Больших Уков. Через некоторое время в деревне закрыли школу — учить было некого. Жаловались люди на нехватку средств для уличного освещения и на плохое состояние моста через реку Таву, которая соединяет два населённых пункта. В ноябре 2019 года Листвяги и Чебачиху внесли в состав Аёвского сельского поселения.

«Как говорил Дмитрий Киселёв в одном из интервью: «Что вы сидите в своих захолустьях? Езжайте в Москву, зарабатывайте деньги». Осталось добавить: «А из Москвы — в Нью-Йорк, там денег ещё больше», — сказал Иван Межевикин. — Именно государственная политика и философия: всё, что не центр, не образцово-показательный город — не играет роли. Соответственным образом распределяется финансирование, где на Москву 3 трлн, на Омск — 23 млрд, а на Листвяги просто спасибо, и выкручивайтесь как хотите».

Учёный поведал о печальных перспективах села Екатерининского Тарского района. Нет, населённый пункт не умирает, но уже сейчас можно увидеть тревожную тенденцию: из собственных предприятий осталась одна лесопилка, мужчины вынуждены отправляться за деньгами на северные вахты, остались всего одна школа, спортшкола, ФАП; население сократилось втрое.

«В Павлоградке был завод, который производил колбасы, газировку и ещё много всего. Маслозавод, который обеспечивал работой сотни людей. В нулевых годах всё это закрылось, и теперь в большом посёлке нет ни одного крупного производства. Соответственно, будет убыль населения. Она и так происходит, просто менее заметно. Потому что райцентр, сюда переезжают люди из близлежащих заброшенных деревень, и всё-таки нет такой беспросветной депрессивной безысходности», — рассказал эксперт.

Современные деревни убивает отсутствие работы. Нет перспективы — люди разъезжаются в места, где можно жить более достойно. Такими темпами от деревень останется лишь пара домов посреди улицы, заросшей бурьяном.

КСТАТИ

По итогам 2021 года Омскстат выяснил, что хуже всего демографическая ситуация обстоит в северных районах Омской области. Максимальные значения естественной убыли населения зафиксированы в Большереченском, Большеуковском, Колосовском, Муромцевском и Тевризском районах.

Оцените материал