Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

О будущем омском квартале на Некрасова высказались федеральные эксперты

Пришли к согласию? 

15 июня в Омске состоялась конференция на тему «Опыт градостроительного проектирования в городах-миллионниках». Любопытно, что 20 июня исполнилось 90 лет со дня рождения поэта Роберта Рождественского. Именно Омь он называл главной рекой своего детства, вдохновившей его на творчество. О благоустройстве этой реки и велись беседы на конференции.

Доклады

Мероприятие открыл первый вице-президент Союза архитекторов России Владимир БАКЕЕВ, высказавшись о спорах, есть ли место жилью в зоне исторического центра. Столичный гость напомнил о Пречистенской набережной в Москве, переходящей в Кремлевскую – то есть самое сердце нашей Родины:

– Фасады зданий сформированы тонкими, стильными мастерами – например, Сергеем СКУРАТОВЫМ. Все это тактично вписано в окружающую среду, историческую застройку. Более ответственной задачи с учетом примыкания к речной глади сложно себе представить. А вспомните питерские набережные! Они на 90% сформированы жилыми объектами – от дворцов до дешевых доходных домов. Нижний Новгород очень преобразился за последние годы: много людей проживает на берегу Волги и тоже в исторической части города, все очень красиво вписано. Это объективная реальность и в России, и за рубежом.

Затем проект преобразования территории у ТЭЦ-1 представил еще один московский гость – генеральный директор Архитектурного бюро Асадова Андрей АСАДОВ. Он назвал место знаковым для Омска и заявил, что учел многие замечания, прозвучавшие во время жаркой дискуссии, ведущейся уже на протяжении нескольких месяцев. АСАДОВ рассказал, что он с коллегами проследил развитие территории начиная с первых лет существования города, а она была исключена из городского обихода на протяжении всего 20-го века вплоть до нынешнего момента – именно это и предлагают исправить архитекторы. При проектировании квартала на Некрасова особое внимание АСАДОВ уделил сочетанию с существующими градостроительными осями – улицами Карла Либкнехта и Музейной. Застройка предполагается квартального типа, без заборов и ограждений, скатные кровли и несплошной периметр придают визуальную легкость объектам. Треть площадей отведена под общественное использование, большая часть открытого пространства пешеходная. В подземной части парковка на 500 машино-мест. Цветовое решение для квартала выбрано светлое, чтобы оттенять красно-кирпичное здание ТЭЦ. Пространство вокруг здания бывшей тепловой электростанции двухуровневое, с открытым амфитеатром. А небольшой мост через Омь создает новый пешеходный маршрут.

Архитектор подчеркнул, что обсуждаемая территория никогда не входила в комплекс Омской крепости. А жилая застройка, органично вписанная в городскую ткань исторического центра, характерна для вековой мировой архитектуры, рассказал АСАДОВ. Преобразованные промышленные объекты, ставшие культурными центрами, также не редкость. Тейт Модерн в Лондоне – бывшая электростанция, которая настолько оказалась «переполнена» предметами искусства, что властям пришлось объявить конкурс на ее достройку. Разместили музей в экс-тепловой электростанции и в Лиссабоне. Старший собрат омской ТЭЦ, как назвал ее АСАДОВ, ГЭС-2 в Москве обзавелась парком и полностью переосмыслила свою территорию стараниями инвесторов. Что будет в ТЭЦ-1 у нас? Это еще предстоит решить. Варианты разные: выставочный комплекс, концертная площадка, фудмаркет, а может даже все это вместе.

О новосибирском опыте работы с городской средой рассказал главный архитектор города Александр ЛОЖКИН. Именно набережные восполнили дефицит общественных пространств в некоторых районах. ЛОЖКИН признал, что и в Новосибирске случались конфликты из-за девелоперских проектов, но компромисс между интересами общества и бизнеса удавалось найти. Так, именно за счет инвесторов появляются скверы и парки, поскольку бюджетные средства всегда ограничены, частный капитал участвует и в благоустройстве набережных.

Руководитель бюро ARCHINFORM Тимур АБДУЛЛАЕВ, бывший главный архитектор Екатеринбурга заявил, что «архитектура – проектирование жизни, программирование социальных сценариев»:

– Градостроительный контекст в подавляющем большинстве случаев требует выстраивания взаимоотношений между объектом и сложившимся окружением. Иногда в исторической среде фоном может стать и новое здание. Например, улица в Екатеринбурге, сформированная небольшими объектами 18-19 веков, продиктовала условия, что новый архитектурный объект – «белая башня», вошедшая в список объектов, охраняемых ЮНЕСКО, стал задником для исторического фона. Многие мои коллеги в разных регионах сталкиваются с реновационными сценариями, когда в сложившуюся ткань внедряются новые объекты. Параметры и плотность застройки все увеличиваются: такова наша архитектурно-строительная действительность. На мой взгляд, границы между архитектурой и градостроительством не существует. Есть такой парадоксальный момент, что сам по себе масштаб архитектурного объекта не определяет его градостроительное значение. Градостроительное значение может приобрести небольшой архитектурный элемент взаимодействия с пространством, и наоборот, огромный торговый центр может не иметь градостроительного значения, потому что он растворен в городской среде и не воспринимается как самостоятельный объект. На первый план выходит вопрос прилегающего пространства. Благоустройство территории определяет восприятие здания и может иметь более весомое значение, чем сам архитектурный объект.

Эксперт сделал вывод, что современный город не совокупность зданий, но суть пространство между ними. Растет и разнообразие функционала. Теперь город – это не просто место для работы, проживания и проведения досуга:

  В Омской области нет технической возможности для проведения дистанционного голосования

– Учитывая неизбежные исторические наслоения, город становится урбанистическом натюрмортом. Он интересен именно своим образным рядом. АСАДОВ сейчас работает с центром Омска и важно синхронизировать новое со старым, составить новый урбанистический натюрморт. Екатеринбургский натюрморт очень пестрый: на первом плане спроектированная нами набережная, на втором – неоклассические здания, а далее небоскребы. Все это органически сосуществует. Функциональное разнообразие становится важным для развития более крупных градостроительных элементов. Для новых объектов необходима гибкость, адаптивность, многофункциональность, подразумевающая множество социальных сценариев, которые могут быть даже еще не открыты. Архитектура должна быть способна к трансформации, перераспределению функций.

Жилье – двигатель городской жизни, по рассуждениям АБДУЛЛАЕВА. Он назвал утопическими идеи развития монофункциональных районов, будь то спальный район или даунтаун. Они не проявили, со слов архитектора, «устойчивость к генерации жизни». Любой современный проект потому и нуждается в жилом «ядре», которое притягивает за собой все остальное – от услуг до культуры, то есть инвестиции. Потому-то и застраиваются исторические центры российских городов, – пояснил спикер, отметив, что проект АСАДОВА как раз привлекателен своей многообещающей многофункциональностью.

Выступления

После докладов наступил этап выступлений. Главный архитектор Омской области Наталья СТАРЧЕНКОВА призвала повышать качество уже сложившихся на сегодняшний день территорий:

– Необходимо повышать плотность. И когда мы говорим о плотности, речь не только о плотности физической, но и о инфраструктурной плотности, исторической плотности, плотности культурных слоев, смыслов. Важно развивать и компактность нашей застройки. Если я живу в каком-то месте, то все инфраструктурные объекты должны быть рядом: магазин, детский сад, зона для прогулки. Территории должны быть связанными и в пространстве, и во времени. Говоря именно о степном Омске, мы должны быть связанными с нашими реками, видеть их, иметь возможность к ним выйти. А городская среда необходима разнообразная, чтобы каждый человек мог найти в ней свое место.

Подхватил и развил эту мысль генеральный директор АО «Основа Холдинг» Александр АНТРОПЕНКО, согласившись, что главные градообразующие элементы Омска – это реки. Заказчик проекта благоустройства настоял на том, что Омь нуждается в «возрождении»:

– Омь должна вновь стать живой артерией, чтобы человек пришел на ее берега не только для развлечения, но и для проживания. Слияние двух рек дает генерацию энергию, и я вижу это как пространство для жизни. Сейчас там стали появляться отдельные элементы, апартаменты, гостиницы, однако основное развитие Омска продолжает вытягиваться вдоль Иртыша. На мой взгляд, удлинять инженерные сети, которые ведут к удорожанию жизненного пространства почти на одну треть, не совсем благоразумно. Это приводит к необходимости развивать транспортную сеть, строить путепроводы и делать огромные вложения в развитие пространства. При этом в пойме реки Омь более 100 гектаров могут подлежать реновации. Это позволило бы сделать центр города живым, органичным, здоровым. И архитекторам, и строителям, и инвесторам, и власть предержащим есть куда приложить свои усилия. Компания «Основа Холдинг» приступила к разработке проекта благоустрйоства набережной Оми, проектная документация будет передана городу безвозмездно.

Президент НП «Омская коллегия оценщиков» Павел КРУЧИНСКИЙ призвал посмотреть на Омск в сравнении с другими городами: многие наши соотечественники переезжают в Екатеринбург, Тюмень, Новосибирск, не говоря уже про столицы. Эксперт связал это в том числе с неразвитостью нашей городской среды:

– На мой взгляд, проект АСАДОВА связал прошлое обсуждаемой территории с настоящим, заглянув в будущее. Любой инвестор руководствуется материальными соображениями, той прибылью, которую он извлечет, это понятно. Но отдаю должное: в этом проекте треть отдана под общественные пространства, для меня он выглядит сбалансированным. Я видел, как в Москве развивалась ГЭС-2, как она полюбилась людям. У меня есть целая серия фотографий, как объект преображался. Узнав об омском проекте, я обрадовался, что и наша ТЭЦ-1 может зажить второй жизнью. Мне кажется, такой проект привлечет внимание не только горожан, но и гостей города. Я против того, чтобы били по рукам девелоперов, их и так очень мало… Давайте дадим второе дыхание городу, чтобы наоборот, к нам хотели идти инвесторы.

Руководитель ИТП «Град», разработчика свежего омского генплана, Анна БЕРЕГОВСКИХ доброжелательно пожурила организаторов конференции за разделение городов на миллионники и не дотягивающие до этой отметки. По ее словам, интересны любые населенные пункты и привлекательны именно за счет разнообразия:

– Мы все хотим знаний, впечатлений, творчества. Много лет повторяю одну и ту же фразу: «Градостроительство – ничто, градоустройство – все!». Мы создаем жизнеустройство. Я за то, чтобы во всех местах города – жить, работать, учиться, отдыхать. Чем разнообразней выглядит городская среда, тем, на мой взгляд, лучше. Вне ее пределы выносится только то, что вредно для здоровья. А все, что обогащает нашу жизнь, должно быть здесь и сейчас рядом с нами. Мне нравится проект АСАДОВА.

  Бурков побывал в находящейся в Омске самой крупной школе искусств за Уралом

Чуть позже на базе СибАДИ состоялось продолжение конференции. Ректор вуза Александр ЖИГАДЛО признал, что застройка в историческом центре всегда вызов:

– Приходится строить так, чтобы попасть в историю. И как нас учит та же история, градостроительные решения можно оценить только спустя время. Современникам часто не нравится многое из предложенного. Если мы рассматриваем центр города как совокупность только объектов культурного наследия, то можем ставить себе единственную задачу – сохранить все, что построено до нас. Но тогда окажемся вынуждены игнорировать то, что в центре должен вестись активный бизнес, должны проживать сотни людей. Безусловно, необходимо искать баланс между сохранением и развитием.

Дискуссии

Директор АО «Центр строительных проектов», заказчика эскизного проекта архитектурной концепции обсуждаемого проекта, Марина ФАЙЗЕЕВА подчеркнула, что разработка ведется полностью в соответствии с действующим нормативным законодательством. Спикер призналась, что родилась в Омске и прожила здесь 30 лет. Обсуждаемая территория, с ее слов, все это время была выключена из городской жизни, но ее можно сделать проницаемой, открытой для всех:

– Здесь будет многофункциональный комплекс, включающий в себя и жилую функцию, и общественно-деловую, и культурно-просветительскую. Главный корпус ТЭЦ-1 будет реконструирован и приспособлен под современное использование. Важно понимать, что для успешной перезагрузки территории объект должен быть окружен полноценной городской тканью, когда он существует не в чистом поле, а в окружении разносторонней застройки. Мы планируем создать среду, которая будет целесообразной и сбалансированной. Она будет «живой» и послужит не одному поколению омичей.

Спикер представила опрос, позволяющий руководителям проекта понять, какое же наполнение – здания ТЭЦ-1 и первых этажей домов микрорайона – собираются видеть там омичи. Пройдя по предложенному QR-коду, возможно облечь в слова свои соображения по поводу благоустройства.

О готовой инфраструктуре завел речь президент СРО «Союз строителей Омской области» Александр МАКАРОВ. Он вспомнил, как всем городом ходили кататься на горку в сквер, где нынче находится Соборная площадь:

– Нам нужно новое место притяжения. Сейчас у нас в Омске, пожалуй, единственное в городе пространство для гуляния – Иртышская набережная. Как строители мы двумя руками за все новые объекты в Омске, но я всегда радел за то, чтобы мы развернулись к центру города. Если развить концепцию улиц Ленина, Чехова и территорию ТЭЦ-1, то сюда пойдут люди, там смогут общаться и дети, и взрослые. От имени строителей честно говорю: что нарисуете, то и построим. Потом скажете нам спасибо!

Традиционно выступил против «европейской застройки» председатель Омского отделения ВООПИиК Никита ШАЛМИН:

– В принятом проекте ТЭЦ-1 уходит из интерьера города. К тому же улицы будут забиты транспортом и ничто не помешает жителям жилого комплекса огородить территорию забором, поэтому европейской идиллии не получится. Все, к чему мы придем, – потеря нашей истории, наших символов, а город без своей символики – это мертвый город. Что потом удивляться, что уезжающих отсюда становится все больше?

Ему парировал первый вице-президент Союза архитекторов России Владимир БАКЕЕВ:

– Иван Грозный, Петр I приглашали итальянцев отстраивать наши столицы. Легко отгородиться от всего мира, отстать от него тоже. Не стоит бояться прикасаться к тому, что делается хорошо. Затворничество – всегда тупиковый путь. Но я понимаю, что происходит. В Омской области в отличие от Московской нет экспертного совета архитекторов, который согласовывает все проекты. Это системная, абсолютно законная история.

БАКЕЕВ добавил, что президент союза, давший положительную оценку проекта застройки возле ТЭЦ-1, имеет полное право, как обладающий значительными компетенциями, в полной мере судить о нем:

– Нам с Николаем Ивановичем [ШУМАКОВЫМ] этот проект показался новым начинанием для Омска, учитывающим интересы новых поколений.

Заслуженного архитектора РФ, заместителя главного архитектора Омска в 2005-2018 гг. Светлану ШЕВЧЕНКО заинтересовало, когда у Омска появится знаковый объект. Может ли им стать обновленная ТЭЦ-1? Все будет зависеть от воплощения проекта. Александр АНТРОПЕНКО резюмировал дискуссию:

– Восстановлены здания «Омскэнерго», бывшей казармы, роддома, общежития, ТГК-11 по улице Партизанской. На площадке, которую мы собираемся осваивать, уже прошли экспертизу два объекта. Реконструкция начнется в текущем году. Никаких митинговых площадок там не будет! Поймите, время идет. Я согласен с БАКЕЕВЫМ, что омское архитектурное сообщество слабо своей несогласованностью. А ведь нам еще многое предстоит построить вместе! Обращаюсь к вам как к товарищам, друзьям, давайте организуем новое пространство для жизни. Если мы не построим жилье на берегу Оми, то здесь вообще так ничего и не будет.

Ранее репортаж был доступен только в печатной версии газеты «Коммерческие вести» от 22 июня 2022 года.